Елизавета Евгеньевна Сергеева - Воздухоплавательный парк





Елизавета Евгеньевна Сергеева

"МАМА МОЯ"



Меня, внучку А.М. Кованько, попросили рассказать о его дочке – Варваре Александровне… Ей выпала счастливая, трудная доля: родиться в семье генерала Александра Матвеевича Кованько – одного из основоположников военного и научного воздухоплавания в России.

Как современница полетов первых наших аэронавтов, Варвара Александровна стала живой нитью, связующей полный героических будней тот мир с миром нынешним, она видела и знала многих сподвижников и учеников отца: П.Н. Нестерова, И.И. Сикорского, Семковского, братьев Нижевских, Ивкова, Данилевского, Карамышева, Рыкачева, Утешева, Борескова, Ульянина, Гарута, Борейко, Гаккеля,Найденова, Когутова, Горшкова, Руднева, Крутеня. ( В нашем доме хранится часть скатерти с вышитыми именами этих героев). Варвара Александровна хранила память о них, популяризировала историю российского воздухоплавания и авиации, во многих случаях восстанавливая справедливость в оценке деятельности тружеников этих отраслей техники. С Варварой Александровной консультировались историки, журналисты, краеведы, писатели, военные; ее приглашали на встречи, конференции; шла переписка с музеями; общение с потомками Нестерова, Карамышева, летчицей В.Гризодубовой. Варвара Александровна выступала в аудиториях Санкт-Петербурга и области, Москвы, Киева, Севастополя, Полтавы.

В первом издании Большой Советской Энциклопедии был оклеветан генерал А.М. Кованько как противник авиации. А этот «противник» предложил проект винта самолета и проект моноплана; двух сыновей – Александра и Андрея – и двух зятьев – Роберта и Михаила – благословил в летчики. Мама добилась поправки в следующих изданиях ... Родилась она 17 декабря, 1907 года, в Варварин день, седьмым ребенком. Названа в честь Варвары Великомученицы. Считается, крещеный носит черты своего святого покровителя.


Варвара Александровна Кованько

После венчания с выпускником-отличником Ленинградского художественно-промышленного техникума Евгением Игнатьевичем Мороко уехала в Севастополь: Евгения Игнатьевича направили работать на военный судостроительный завод, художником-конструктором интерьеров кораблей. В войну, ожидая ребенка, Варвара Александровна рыла окопы. Родила третьего ребенка в декабре 1941 года на нарах, в бомбоубежище. Из Севастополя летом 1942 года последним пароходом с ранеными, в бомбежку, была эвакуирована в тыл. У Варвары Александровны на руках было трое малолетних детей. А вещей – небольшой узел. В скитаниях эвакуации помню песчаный ветер, сквозняки, случайную коптилку, керосинку в подворотнях Туапсе, Махачкалы. И Бог дал – мама кормила грудью младенца, нашего младшего брата Женечку, пока ему не исполнился один год и два месяца.

По окончании войны она, уроженка Санкт-Петербурга, возвратилась в родной город – на восстановление. Мы жили долго в шестиметровой, затем в двенадцатиметровой и, наконец, тринадцатиметровой комнатках квартир с длинным коммунальным коридором.

Дети выросли и выучились. Старший сын Андрей – капитан III ранга, заместитель командира подводной лодки. К сожалению, он в тридцать четыре года погиб от лучевой болезни. Пережила мама и младшего сына Евгения. Он был спортсмен; как механизатор морского порта со своей бригадой представлялся на ВДНХ. Заслуженный донор России. О последнем я узнала незадолго до Жениной смерти, когда ему было уже к шестидесяти. Помню, спросила: «Правда, Женечка, это не ради мзды?», он ответил: «Конечно, не ради, Лилёк!» Несколько слов и о себе: педиатр, ветеран труда, целинница. Помню, после первого курса нас, студентов, отправляют в Кокчетавскую область на сбор пшеницы. В учебной группе было 22 человека, все дружно заболели, получили справки-освобождения. Мама купила мне ватник, шаровары, благословила ехать. Ехали в теплушках, жили в палатках на двадцать человек. И ничего – слава Богу. Сейчас я – церковная певчая. Все это – молитвами мамы. Мама всегда была образцом исполнения служебного долга. Это подтверждено документально (благодарности, поощрения, путевки в дома отдыха). Было и такое поощрение военных лет: за хорошую работу заведующей сезонным детским садом получила живого поросенка в бочке (бочка заменяла поросенку сарайчик!)

Всегда вспоминаю маму спокойной, неприхотливой, бережливой, очень чистоплотной, отличной хозяйкой (не забыть ее постные вкуснейшие блюда, особенно борщ, и куличи), немногословной, принципиальной в главном. Ее слова, обращенные ко мне: «Дочка, у Бога во всем порядок. Беспорядок, хаос наводим мы». Она поучала: «Дочка, главное делай вначале» (я часто мелочилась).

Мама приходила домой нередко к полуночи: сверхурочный труд – печатала, правила диссертации в научно-исследовательском отделе Военно-транспортной академии. Мне приходилось самой кашеварить на печке-буржуйке. Впрочем, нередко обед наш был немудреным – картошка «в мундире». После обеда мама «отдыхала» – присаживалась на стул.

Ее ГЛАВНЫМ была Православная вера. В пору слежки и доносов Варвара Александровна крестила троих своих детей.

О религиозности мамы начальник отдела по фамилии Шик рапортовал начальнику Академии. И генерал Миловский Михаил Павлович вызвал беспартийную машинистку Мороко к себе в кабинет. Проэкзаменовав ее «на надежность», генерал сказал: «Варвара Александровна, увольняю вас из научно-исследовательского отдела, будете работать в секретном». Это там, где охрана и лишь партийные сотрудники. Маме пришлось испытать за свою жизнь немало трудностей, но она умела относиться к этому смиренно, по-православному, и умела стойко преодолевать их. Дочка царского генерала, внучка государева адъютанта (адмирал Андрей Александрович Попов, тесть Александра Матвеевича Кованько, был адъютантом Государя Императора Александра II), крестница Великого князя Петра Николаевича Романова, безусловно, знала достаток, но без трагедии потом познала лишения.

Человек крепкой веры, богатой души, огромной духовной силы, всегда готовая на отклик, помощь. Как пример бережливости в момент денежных затруднений храню одну мамину принадлежность с шестью заплатами. И в то же время мама умела всегда всех дорогих и близких ей людей поздравить и одарить. Это был пример жизнестойкости и нравственной чистоты.

Приведу посвященный маме стих Анны Эдвард.

Во мраке наших дней
Вы – светлое окно.
В цепи моих друзей–
Крепчайшее звено.
Плоды своих трудов
Спешите Вы раздать
Без лишних сладких слов,
Вы – каждому, как мать.
Лежит весь мир во зле
И свой лелеет прах.
Вы, стоя на земле,
Парите в небесах…
Дух Александра, дух отца
В простор заоблачных высот,
Туда, где жизни нет конца,
Свою Варварушку несет…
Аэронавт! С каким трудом
К своей Вы цели шли!
И наконец свой вечный дом
На небесах нашли.

Мой дедушка скончался после причастия в Пасху 1919 года. Благочестие, духовность, стойкий характер дедушка – генерал-лейтенант Александр Матвеевич Кованько передал маме – «своей Варварушке». …У мамы десять внуков и правнуков, больше – учителя и химики. Ее правнук Володя, когда ему было десять лет, полетал на воздушном шаре в 2006 году на международных соревнованиях в Великих Луках; он учится в физико-математическом лицее, хочется, чтобы Володя продолжил дело своих прапрадеда и прабабушки. В послевоенные годы духовником мамы был святой преподобный Серафим Вырицкий. Ее последние слова: «Всех люблю».

Она скончалась на 90-м году жизни; отпета в церкви Смоленской Божией Матери, что на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурга. Похоронена близ часовни Ксении Блаженной. Вечный помин ее, знаю, идет в Пюхтицком женском монастыре (Эстония).




Hosted by uCoz